Когда собственники и директора должны оплачивать налоговые долги своей компании: разъяснения Конституционного суда

Вернуться в блог
Распечатать Отправить на почту

Под конец 2017 года Конституционный суд принял знаковое решение, которое должно несколько ограничить налоговиков в попытках взыскать налоговые долги компаний с их руководителей и учредителей ( постановление от 08.12.2017 № 39-П). Теперь на генерального директора и других первых лиц компании нельзя будет просто переложить долг юридического лица перед бюджетом. Кроме того, нельзя будет взыскать штраф за налоговые нарушения компании.

Судьи обозначили случаи, когда взыскание недоимок по налогам и сборам возможно с «физиков». Однако сделали это с такой оговоркой, что восторженно говорить о положительных последствиях решения суда преждевременно.

Средства массовой информации растиражировали новость о том, что решение Конституционного суда поменяет практику в лучшую сторону. Давайте разбираться, кто ответит за налоговые недоимки после выхода решения КС РФ № 39-П.

Взыскание недоимок по налогам, пеней и штрафов с «физиков» решил остановить… главбух

История началась с проверки ООО «Темп» в 2014 году. Налоговики посчитали, что компания незаконно применяла спецрежим (ЕНВД), и доначислили ей налоги. Бухгалтер Галина Ахмадеева вела в этой компании учет по гражданско-правовому договору, но именно ее сделали виновницей «уклонения», завели на нее уголовное дело, которое позже было завершено по не реабилитирующим основаниям (закрыто по амнистии), т.е. приговор вынесен не был.

Позже налоговики приняли решение о взыскании недоимки по налогу с главбуха и обратились с гражданским иском в суд. В нем они потребовали взыскать 3 млн руб. ущерба, нанесенного бюджету, лично с главбуха. Причем компания, по которой была недоимка, продолжала существовать, ее никто не ликвидировал и по сути она сама должна была погасить задолженность.

Галина Ахмадеева обратилась в Конституционный суд с жалобой на нормы Гражданского, Налогового и Уголовно-Процессуального кодекса, которые позволяют судам по искам налоговиков взыскивать с физлиц, привлеченных к ответственности по «налоговым» статьям Уголовного кодекса, вред, причиненный государству неуплатой налогов не лично ими, а компаниями, в которых они работали. Также неконституционными предлагалось признать положения законов, которые в силу неопределенности понятия «вреда» позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом – руководителем компании, главбухом и др. Где она – фискальная справедливость?

Что сказал Конституционный суд?

Конституционный суд огласил свое решение 8 декабря 2017 года. Главная мысль следующая: компании совершают налоговые «деяния» через физических лиц – как правило, руководителя и главного бухгалтера. Действуя в собственных интересах, а также в интересах своей организации, эти должностные лица совершают налоговое правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность. При этом лица, чьи действия привели к неуплате налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб. Единственное «но» – с «физиков» нельзя взыскивать штрафы, наложенные на компанию, а основную сумму налогового долга – пожалуйста.

Важно!

Выдержка из постановления КС РФ 39-П

При определении размера ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства дела.

Вместе с тем взыскание недоимки с гендиректора или главбуха возможно только в двух случаях:

  1. После внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности компании, т.е. если компания ликвидирована.

  2. После признания компании фактически недействующей.

То есть если раньше компания не платила недоимку или же сами налоговики полагали, что она не в состоянии расплатиться (например, у нее нет или недостаточно активов) и они не смогут взыскать с нее долг, налоговики обращались в суд с гражданским иском, чтобы взыскать эти деньги с руководителя. Теперь такой номер не пройдет – надо, чтобы компания обанкротилась, либо была ликвидирована. Если же компания продолжает работать, в нее поступает хоть какая-то выручка, за счет которой можно будет гасить недоимку, у налоговиков уже не будет достаточных оснований для того, чтобы с руководителя компании взыскивать налоговые недоимки (ответственность по уплате долга останется за компанией). Это явное ограничение для того, чтобы ИФНС предъявляла иски должностным лицам, и очень важный положительный момент в решении 39-П.

Важно!

Если когда-то компания по ошибке или по каким-то иным причинам выбрала не ту систему налогообложения, в результате чего недоплатила какой-то налог в каких-то годах, и налоговая насчитала ей недоимку. При этом компания продолжает работать по той системе, которую ей «назначила» ИФНС. На компании «висит» налоговый долг, но у нее на данный момент есть более важные траты. В данном случае ИФНС не может прийти к гендиректору и сказать: «Продавай квартиру и погашай!».

Итак, Конституционный суд четко выразил свою мысль инспекторам: должен быть приоритет: сначала используйте всевозможные способы взыскания долгов с юрлица, а потом уже идите к физлицу.

Таким образом, директор и другие должностные лица отвечают по налоговым долгам своей компании, только если сама организация уже не работает и не может заплатить налоговую недоимку (возместить ущерб, причиненный бюджету).

Ложка дегтя или Когда руководитель отвечает по налогам

Итак, Конституционный суд четко сказал: непосредственные руководители отвечают по налоговым недоимкам своей компании только в том случае, если она уже прекратила свою работу. Но затем судьи сделали пикантную оговорку, которая фактически сводит на нет позитивное «послевкусие» этого утверждения: такое ограничение не действует, когда компания выступает лишь прикрытием для действий физлица. То есть если «физик» руководил компанией, которая использовалась для проведения фиктивных сделок, вывода денег и ухода от налогов – все долги «однодневки» лягут на плечи ее учредителя или руководителя.

Важно!

Если юрлицо ликвидировано, признано банкротом, либо, если будет доказано, что это компания служит лишь прикрытием какой-то незаконной деятельности. Налоговики вправе обратиться за взысканием долга с «физика» – то есть руководитель и бухгалтер отвечают по налогам.

По нашему мнению, несмотря на решение Конституционного суда, иски все равно будут предъявляться, поскольку суд не обозначил четко ситуации, когда налоги компании можно взыскивать с «физика» – только ликвидация/банкротство. Вместо этого судьи сделали оговорку, которая развязывает руки налоговикам: если налоговые органы усматривают, что это юрлицо – фикция. То есть опять «усмотрение» налоговиков.

Напрашивается вопрос: но кто это будет определять? Налоговики будут подавать исковые заявления в суд, и уже он будет решать – фиктивное юрлицо или нет. Иски все равно будут подаваться «физикам». То есть руководству и учредителям компании.

Самое страшное то, что «фиктивность» – достаточно оценочное суждение. Критерии фиктивности компании нигде не прописаны. И нет закрытого перечня лиц, которые должны отвечать за грехи юрлица. Поэтому в данной интерпретации «попадают» не только главбухи и руководители компании, попадают все. Абсолютно любой «физик», кто так или иначе получает выгоду. Причем не важно – обогатился он или не обогатился. Просто от того, что он взаимодействовал с компанией, был взаимозависим с ней, либо контролировал ее. Неважно, на депозитах эти деньги лежат или человек реально их тратил на покупку чего-то, куда-то вкладывал. Достаточно того, что его действия привели к неуплате налогов.

Налоговики могут взыскивать с «физика» долги, даже если нет «уголовного» приговора

Адвокаты Галины Ахмадеевой ссылались на то, что в соответствии с законами о налоговых органах, в соответствии с Налоговым кодексом РФ инспекторам не предоставлено право взыскивать ущерб, нанесенный государству, в рамках гражданского иска (когда уголовное дело не заведено или прекращено, т.е. приговора физлицу не было вынесено). На что Конституционный суд сказал: есть такое право, налоговики могут это делать, если компания ликвидирована, признана банкротом, либо, если будет доказано, что юрлицо нерабочее, служит лишь прикрытием какой-то незаконной деятельности.

ФНС уже выпустила инструкцию по взысканию долгов с «физиков»

Сразу после новогодних каникул и ровно через месяц после вынесения громкого решения Конституционного суда ФНС выпустила подробнейшую инструкцию для нижестоящих налоговых органов по взысканию налоговых долгов, неоплаченных компанией, с «физиков» ( письмо от 09.01.2018 № СА-4-18/45@).

Появление такого письма было вполне предсказуемое, но ценные указания ФНС – не очень радостные. Похоже, налоговая служба решила по полной отыграться на выгодных для себя моментах решения КС РФ.

В частности, в документе ФНС разъяснила, что:

  • Налоговики вправе подать иск о взыскании вреда с гражданина, виновного в налоговых правонарушениях компании. Такой вред заключается в непоступлении в бюджет неуплаченных налогов и пеней. Нельзя взыскивать с физлица лишь наложенные на компанию штрафы за неуплату налогов. Однако штрафы можно взыскивать с физлица в качестве убытков в пользу компании-должника.

  • Личное обогащение гражданина за счет неуплаченных компанией налогов, инспекторы могут демонстрировать косвенными доказательствами. К примеру, признаками улучшения благосостояние его родственников.

  • Невозможность взыскания имеется не только в случае возвращения исполнительного листа, прекращения дела о банкротстве и т.п., но и путем анализа налоговиками финансово-хозяйственного состояния организации. Т.е. достаточно заключения самой инспекции.

  • Невозможность взыскивать вред с компании подтверждается не только возвращением исполнительного листа, прекращением дела о банкротстве или исключением компании из ЕГРЮЛ, но и путем анализа налоговым органом финансово-хозяйственного состояния юрлица.

  • Если у налоговиков недостаточно доказательств, чтобы взыскать долги компании с других лиц, то она может на это обстоятельство лишь указать, а доказывать не обязана. То есть «физик», с которого ИФНС пытается получить деньги, должен сам доказать, что для взыскания долга с компании у налогового органа есть все рсурсы и возможности.

  • Отдельно ФНС отмечает, что в решении 39-П отсутствуют правовые позиции о возможности взыскания с «физиков», если не было уголовного дела, но не указывает, что взыскивать в таких случаях «вред» с физика нельзя. Таким образом, эта возможность отдается на откуп налоговикам и судам на местах.

***

Таким образом, нельзя слишком радужно оценивать декабрьское решение КС РФ.

  • Нельзя сказать, что КС РФ разрешает взыскивать с директора только в тех ситуациях, когда фирма ликвидирована или фактически не работает. Еще одна причина для взыскания – «организация-налогоплательщик служит лишь прикрытием для действий контролирующего ее физического лица» – сформулирована слишком широко, оставляя ИФНС возможность по-прежнему обращать иски к руководителям компаний.

Допустим, в суде будет доказано, что руководитель контролирует оформление расходных документов (нормальная ситуация для небольшой компании), распоряжался об оформлении фиктивных счетов-фактур (основание – показания бухгалтера, печати, найденные в офисе руководителя и т.д.), выводил возмещаемый НДС на счета однодневок и пр. В подобной ситуации будет сложно опровергнуть «прикрывающую» функцию самой организации. Вот вам и взыскание с директора.

  • Формулировку КС РФ о том, что с физиков можно получить долги «фактически недействующей» компании – тоже не мешало бы раскрыть. Для примера: компания не работает, но сдает отчетность – является ли она фактически недействующей?

  • Конституционный суд не запрещает налоговикам доказывать, что выручка проверенной организации ушла иному зависимому лицу, с которого и надо взыскать налоги.

Так что небольшой «подарок» КС РФ сделал: взыскать налоги с директора все-таки будет сложнее. Но по-прежнему возможно.


Комментарии временно не доступны
false